Жениться на иностранке было не так просто.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Через две недели после закладки первого камня со­бора Александр I поехал в Москву короноваться в Кре­мле. Ни Воронихин, ни граф Строганов не участвовали в этом торжестве.

Для Андрея Никифоровича эти дни были отмечены другим немаловажным событием: в сентябре 1801 го­да состоялось его бракосочетание с Мери Лонг. Же­ниться на иностранке было не так просто. Петербург­ская консистория затребовала от Воронихина «сказку»

-    обязательство о невступлении в чужую веру и офи­циальную от него просьбу на разрешение законного брака с «состоящей в реформаторском законе деви­цей Лонг, а от роду ей тридцатый год.». Воронихину тогда исполнилось сорок лет.

Мери Лонг по требованию консистории также подпи­сала обязательство: «по сочетании брака во всю свою жизнь оного своего мужа ни прельщением, ни ласками и никакими виды в свой реформаторский закон не со- блазнять».

Свадьба состоялась в Строгановском дворце на Мойке. В числе гостей был старый граф Строганов. Были и некоторые члены комиссии по строительству Казанского собора во главе со Старовым, генераль­ный английский консул Шафт, дозволивший Мери Лонг выйти замуж за русского зодчего. Воронихин обрел не только верного друга, но и прекрасную помощницу.

А Казанский собор освятили в мае 1811 года. Об­щее мнение было единым - это сооружение, грандиоз­ное по замыслу и великолепное по исполнению, явля­ется одним из самых замечательных и самых ориги­нальных в Европе. Трудно найти более удачное соче­тание крепкой, уверенной в себе силы и нежной на­рядности, чем в знаменитой воронихинской решетке у Казанского собора. В этой решетке сказалось все жиз­ненное богатство Воронихина, его понимание класси­ки, торжественности, закономерности, планировки го­рода, мастерство рисунка и свобода и легкость орна­мента русского кружева.