Здесь и позднее архитектор ничем не маскирует конструкцию.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Конструктивные и пластические возможности желе­зобетона Вильянуэва творчески прочувствовал при ра­боте над спортивным центром Университетского го­родка (1950). Он спроектировал олимпийскую спортив­ную арену (футбольный стадион) с трибунами на трид­цать тысяч зрителей, а рядом, отделенный автоэста­кадой скоростного движения, - бейсбольный стадион такой же вместимости.

Особенно впечатляющим по композиции и новатор­ским конструктивно оказался футбольный стадион. Ав­тору посчастливилось найти конструктивную форму, чистую и логичную как с технической, так и с образной стороны. Прямая восточная трибуна, противостоящая плоскому овалу стадиона в целом, состоит из 24 ле­жащих на боку почти симметричных и-образных кон­струкций, по нижним поясам которых размещены ря­ды мест для зрителей, а верхние несут тонкую желе­зобетонную диафрагму солнцезащитного козырька вы­летом около двадцати двух метров. Острая тектони­ческая идея воплощена в этом стадионе с такой не­посредственной выразительностью и блеском, что это сооружение быстро приобрело мировую известность.

Олимпийский стадион впечатлял изяществом и эле­гантной простотой. Подобная легкость, почти хруп­кость в дальнейшем менее свойственны работам Ви­льянуэвы. Здесь и позднее архитектор ничем не мас­кирует конструкцию. Он как бы специально раскрыва­ет ее, останавливает на ней внимание. В разных по на­значению и очень несходных по формам постройках он на все лады начинает варьировать монолитный желе­зобетонный каркас как основную архитектурную тему. Для него не существует «некрасивых» конструктивных форм, если они целесообразны и оригинальны. Кажет­ся, архитектор с искренним восторгом любуется ребра­ми и ступенями своих железобетонных каркасов и за­ражает этим любованием зрителя.