У церкви вытянутый+++

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

У церкви вытянутый план в виде двух соединенных по продольной оси прямоугольников с глубокой алтар­ной нишей, окруженной служебным коридором. Узкий, сильно расчлененный фасад имеет вертикальные про­порции, и весь объем, что подчеркнут прорисовкой де­талей, устремлен ввысь. Передняя часть здания как бы напружинилась врезанными в его тело цилиндри­ческими башнями, покрытыми куполами со шпилями.

Церковь Сан-Франсиску отличает удивительная цельность исполнения, которую определила почти единственная в практике архитектуры колониальной Бразилии разработка фасадов и интерьера одним ма­стером к тому же совмещавшим в себе архитектора, декоратора и скульптора.

Антониу Франсиску Лисбоа был в равной мере скульптором и архитектором, но в разные периоды жизни занимался преимущественно одним из этих ви­дов искусства. В 1770—1780-е годы он строит несколь­ко значительных в художественном отношении цер­ковных зданий в городах Минас-Жераиса - Вила-Ри- ке, Сабаре, Сан-Жуан-дел-Рей и позже в Конгоньясе. Одновременно он выполняет целый ряд экспрессив­ных, но технически еще несовершенных декоративных скульптурных работ.

В 1780-е годы он создает великолепную резьбу по камню и дереву на фасадах. Однако позже, в 1790 —1800-е годы, он работает в основном как зрелый и оригинальный скульптор, а архитектурой занимается только с целью создания необходимой среды для сво­их скульптурных ансамблей или декорируя интерьеры.

Этот переход от зодчества к ваянию, по-видимо­му, был связан и с личными причинами - усилением болезни, из-за которой он работал, прикладывая ин­струмент к перчаткам, и растущей изоляцией от лю­дей, что затрудняло руководство строительными кол­лективами. Были, однако, и внешние причины. В вось­мидесятые годы в краях, где воспитывался и рабо­тал Алейжадинью, разгорается национально-освобо­дительное движение, создается «Инконфиденсиа Ми- нейра». С одним из руководителей «Инконфиденсии», поэтом Клаудиу Мануэле да Коста, который погиб в тюрьме после раскрытия заговора и допроса под пыт­ками, Антониу был много лет дружен. Очевидно, что Алейжадинью был связан с «инконфидентами». Быть может, именно в этом кроется разгадка творчества скульптора, особенно в последний период, наступив­ший после героической гибели руководителя движения и мученической смерти его друга.