Три из пяти глав+++

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Три из пяти глав оказывались теперь над залом храма, а две - за алтарной преградой.

И тогда Фьораванти принимает удивительное реше­ние. Он выстраивает интерьер совершенно независи­мо от внешнего облика сооружения. Признав рассе- ченность того внутреннего пространства, которое ви­делось ему первоначально цельным, зодчий вводит радикальную поправку в композиционную идею. Два квадратных столба послужат теперь опорой низкой ал­тарной преграде и тяблам иконостаса над ней. Они и все, что за ними, решительно исключаются из интерье­ра храма. Четыре круглых столба, стягивая в пучок де­вять из двенадцати квадратов плана, закрепляют ква- дратность интерьера перед иконостасом столь твердо, что ни тогда, ни теперь никто почти не замечает вну­тренней конфликтности, несуразности пространствен­ной структуры собора.

Фьораванти решал задачу принципиально иначе, чем некогда строители владимирских храмов и бого- любовского замка. Аристотель стремился наилучшим образом «вписать» здание собора в реальное про­странство площади - вернее, поскольку площадь еще не завершена, своим решением Фьораванти задавал ее характер на века вперед. Если речь шла о соборе на площади, значит и о связи собора с будущим двор­цовым комплексом. Архитектор работал над южным и западным фасадами Успенского собора так, как если

бы оба они были главными.

12 августа 1479 года храм был освящен митрополи­том Геронтием. Современники, торжественно праздно­вавшие освящение собора неделю или даже две, отме­тили, что собор снаружи «как един камень», что внутри он отличается «величеством, светлостью, звонностью и пространством». Сегодняшние оценки, в общем, не расходятся с впечатлениями пятисотлетней давности, и формы собора кажутся совершенными.