Тон явно учитывал их репутацию.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Одного, видимо, не признавал Тон, сделавший сти­лем своей жизни строгую деловую дисциплину: худож­нической богемы. Это почувствовали молодые скуль­пторы, итальянские пенсионеры нового поколения при распределении заказов для храма Христа Спасителя. Тон явно учитывал их репутацию.

В 1854 году после кончины А.И. Мельникова Кон­стантин Андреевич вступил в должность ректора Ака­демии художеств по архитектуре. Еженедельно Тон ра­ботал в правлении академии - органе, ведающем все­ми хозяйственными, штатными, финансовыми ее де­лами.

Проектированием в последующие годы он почти не занимался, полностью сосредоточившись на политике академии в области архитектуры - академия продол­жает занимать положение ведущего художественного учреждения России.

Более двухсот учеников прошли через академиче­скую мастерскую Тона - будущих архитекторов, твор­чество которых определило лицо архитектуры второй половины XIX века. Среди них РА. Гедике, Э.И. Жибер, В.А. Кенель, А.И. Кракау, М.А. Макаров, К.К. Рахау.

В 1857 году Константин Андреевич впервые в жизни попросил отпуск для поправления здоровья: «страда­ние грудью и развившаяся вследствие ушибов на по­стройках боль в ногах».

В 1863—1868 годах начинается переделка интерье­ров Академии, расширяется музей, заново отделыва­ются парадные залы. Тон руководит делом, но сам не проектирует: он просматривает и визирует все черте­жи.

Одна из последних работ - проект шпиля Петропа­вловского собора в Петербурге - закончилась тяжелым поражением мастера. Видимо, стареющему мастеру изменяло инженерное чутье. Осуществлен был проект Журавского. Но авторитет Тона был неумолим, зодчий продолжал получать знаки признания своих заслуг. В 1861 году ему присвоили звание «архитектора Его Им­ператорского Величества». Впрочем, ни Александр II, ни Александр III в его проектах не нуждались.