Такое подразделение стало основой всех моих планов.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Работа над небольшим объектом - бассейном - при­вела меня к теории, что обслуживающие помещения и обслуживаемые пространства должны быть разде­лены. Такое подразделение стало основой всех моих планов».

Однако в годы экономического кризиса Кану не уда­валось найти настоящего применения своим силам. Десятилетия Кан работал как помощник и соавтор за­урядных архитекторов, лишь изредка самостоятельно выполняя не очень крупные заказы. До 1950-х годов ничто из сделанного им не поднималось выше средне­го профессионального уровня.

Перелом в жизни Кана наступает, когда он, уже не­молодым человеком - сорока семи лет, - становит­ся преподавателем Йельского университета. Общение со студентами, стремление дать им исчерпывающие ответы индуцируют его мысль, заставляют отвергнуть установившиеся представления. Он стремится осмы­слить изначальные основы архитектуры, проникнуть в ее сущность, разработать всеобъемлющую теоретиче­скую концепцию зодчества.

Развитие Кана как педагога и теоретика дало мощ­ный импульс его творчеству. Оно позволило ему ото­рваться от рутины, от комбинаций уже известных эле­ментов и достичь нового качества в своих построй­ках. Это новое воспринималось особенно ярко на фо­не эпигонской архитектуры конца 1950-х годов, растра­чивавшей наследие функционализма.

В работах Кана на рубеже 1960-х годов к архитекту­ре вновь возвращаются такие утерянные ею средства, как зримое выражение массивности, весомости кон­струкций, использование контрастов фактуры и цве­та, естественно присущих строительным материалам, симметрия, уравновешенность в организации объема и пространства.

В Западной Европе «телесность», «материаль­ность» архитектуры возрождали Ле Корбюзье, Аал­то, супруги Смитсон. Кан не подражал им, он искал свой путь, пытаясь нащупать общие законы архитекту­ры, неподвластные не только моде, но и стилю. Уро­ки академической школы, изучение памятников Древ­него Египта и античности вместе с опытом рационали­стической архитектуры послужили материалом для те­оретических построений Кана.