Осенью 1819 года Тон вместе с П.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Тон учился в академии в пору высшего расцвета классицизма и мощного патриотического подъема, вы­званного Отечественной войной. Тогда еще ничто не предвещало, что его творчество станет символом ве­дущего национального направления в послеклассиче- ский период развития архитектуры. Осенью 1819 года Тон вместе с П. Васиным отправился за границу. Про­ехав через Берлин, Дрезден, Вену, побывав в Вене­ции, Падуе, Флоренции, Сиене, изучив древности Пом­пеи, Геркуланума, Неаполя, Пестума, Агригента, Сеге- сты, Сиракуз, Болоньи, Равенны, Милана, Генуи, Па­вии, Тон основное время проводил в Риме, исследуя в Вечном городе сохранившиеся памятники античности.

«Длинный Тон с короткой фамилией» - примет­ная фигура в русском кружке. Запоминающееся ли­цо с крупными мужественными чертами и мечтатель­но-улыбчивым выражением глаз, мягкая поза спокой­ного раздумья - таким описывает Тона Карл Брюллов в 1824 году. Есть и другой Тон, который «ругается, хва­стает и ропщет, где только удается», и делает «эф­фектное лицо» при виде хорошенькой женщины - та­ким его видит Гальберг. Но главная его страсть - рабо­та.

Распространенной формой изучения древнего зод­чества была в первой половине 19-го столетия ре­ставрация памятников. Дань ей отдал и русский «пен­сионер». Тон выполнил несколько проектов подобных реставраций. Среди них особенно замечательны два: проект реставрации дворца цезарей на Палатинском холме в Риме и проект храма Фортуны в Пренесте. Первый из них принес Тону звание академика Римской археологической академии, а по возвращении на роди­ну в 1828 году за проект реставрации дворца цезарей Тон был зачислен на работу в кабинет его величества и в 1830 году удостоен звания академика Петербург­ской Академии художеств. В Риме же Тон проектиру­ет церковь в форме готического храма, приспособлен­ного к нуждам православного богослужения, - задача, волновавшая в то время многих русских зодчих.