Однако обращение к традиции всегда сопровождается ее переосмыслением.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Однако обращение к традиции всегда сопровожда­ется ее переосмыслением. Так случилось и на этот раз. Приближенный к бровке Кремлевского холма дво­рец придал панораме Кремля со стороны Москвы-ре- ки черты представительности, внес отсутствовавший прежде элемент фронтальности. Кремль приобрел от­четливо выраженный парадный фасад. Прежде в па­нораме Кремля доминировали вертикали соборов и колоколен. Отныне их живописную группу уравнове­шивает огромный нерасчлененный блок дворца.

Облик Оружейной палаты богаче, чем дворца, и ка- мерней одновременно. Богаче - благодаря стволам колонн, покрытым резьбой, выполненной по мотивам резьбы теремов; камерней - поскольку нижние этажи представляют собой лишь трактованную иначе часть здания, а не торжественный подий, как во дворце.

В отделке парадных залов Тон был вынужден отой­ти от своего пристрастия к типовым решениям. Компо­зиция самого большого из парадных залов - Георгиев­ского - показывает, в каком направлении идет перео­смысление традиционного для классицизма типа ко­лонного зала. Георгиевский зал перекрыт сводом. Из- за того что своды опираются на пилоны, отстоящие до­вольно далеко от стен, боковое пространство стано­вится частью многосоставного грандиозного целого.

Еще в одном из спроектированных для Москвы со­оружений - Петербургском вокзале на Каланчевской площади (1844—1851) - Тон вновь обнаружил свой­ственное классицистам пристрастие к варьированию и разработке раз найденного типа композиции. В здании вокзала соединились черты и мотивы, отработанные при проектировании Большого Кремлевского дворца и Оружейной палаты. Возможно, это сходство было со­знательным. Как и общность облика Московского и Пе­тербургского вокзалов обеих столиц, оно должно бы­ло представлять определенный комплекс идей. Проект вокзала Петербургско-Московской железной дороги в Петербурге зодчий разработал в сотрудничестве с РА. Желязевичем в 1843 году.