Однако некоторые европейские+++

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Выставка 1893 года вызвала восхищение публики и большинства архитекторов. Однако некоторые евро­пейские наблюдатели отнеслись к ней более скептиче­ски. Так, известный бельгийский инженер Вирендель считал «гипсовую архитектуру» выставки и продол­женные конструктивные решения провинциальными и слабыми.

Однако к отдельным голосам американцев, проте­стовавших против развращения вкуса публики псевдо­великолепием выставки, не прислушивались. Салли­вен с горечью констатировал, что «последствия ущер­ба, который причинила стране Чикагская выставка, бу­дут ощущаться не менее чем в течение полувека». Это было точным предсказанием того, что произошло впо­следствии.

Престиж Парижской выставки 1889 года обусловил доминирующую роль Французской Школы изящных ис­кусств на Чикагской выставке. Составитель биографии Джона Рута сказал: «В то время мало кто мог думать о соперничестве с французами. Их художественные спо­собности и опыт заставляли нас сомневаться в соб­ственных силах. Мы должны были организовать боль­шую американскую выставку, но в отношении ее пла­нировки и экспозиции должны были считаться с пре­восходством французского вкуса». В поисках образ­цов красоты американские устроители выставки обра­тились к Франции. Но это были образцы самого упа­дочного периода французского зодчества.

В 1895 году содружество Салливена с Адлером пре­кращается. Не имевший деловой хватки, Салливен не выдерживает соперничества с архитектурными фир­мами, быстро создававшими обезличенные проекты. Успех ложноклассической архитектуры Всемирной вы­ставки подорвал позиции структурного реализма, и по­степенно все чикагские архитекторы возвращаются к эклектическому украшательству. Только Салливен не сдавался. Но после того как он построил павильон Транспорта для Чикагской выставки, его популярность как архитектора была утрачена. Период расцвета «чи­кагской школы» завершился. Это еще более обостри­ло трудности с получением заказов.