Мавзолею оказалось по силам организовать и держать площадь.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Мавзолею оказалось по силам организовать и «дер­жать» площадь. Площадь открылась, ансамбль ее сде­лался цельным. Архитектору блестяще удалось впи­сать в площадь, казалось бы, инородное по архитекту­ре сооружение и органично подчинить Мавзолею все, что здесь есть.

Целый ряд работ Щусева, относящихся ко второй половине 1920-х годов, воплотили в себе архитектур­ные формы конструктивизма. Это проекты зданий Ин­ститута марксизма-ленинизма на Советской площади, Государственного банка в Охотном ряду и на Неглин­ной улице, Государственной библиотеки СССР имени Ленина, а также гостинично-санаторного здания в Ма- цесте, построенного в 1927—1928 годы. В этом отно­шении характерны также здания Коопинсоюза в Ор- ликовом переулке (1928—1933) и Механического ин­ститута имени Ломоносова на Садовой-Триумфальной (1930—1934).

В начале лета 1926 года был объявлен конкурс на сооружение Центрального телеграфа на Тверской ули­це. В разгар споров о новаторстве конструктивизма Щусев решил показать на примере, что осмысление динамики и ритма времени в архитектуре всегда опи­рается на мощный пласт духовной культуры, что и кон­структивизм имеет полное право на существование, если исполнен духовности. Щусевский проект пора­зил даже приверженцев конструктивизма. Сугубо кон­структивистская схема телеграфа несла в себе идею связи - связи эпох, интернациональной связи между странами и континентами. Художественный образ те­леграфа был предельно строг. И вместе с тем тонкое изящество завораживающе смелых линий, легкость, свежесть дыхания покоряли с первого взгляда. Утили­тарность здания подчеркивалась ритмикой гранитных вертикалей и стеклянных поясов.