ЛУИ ЛЕВО (1612—1670)

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Известно, что в сейченто все проблемы имели рели­гиозные корни. Бернини убежден, что владеет даром откровения, и, созерцая Бога в мире, он чувствует себя спасенным. Борромини похож на человека, молящего и взывающего к спасению, он знает, о чем молит, по­этому полон горячности, но не знает, обретет ли спасе­ние. Все его творчество подчинено этому тревожному ожиданию - мгновенное уменьшение напряжения мо­жет привести к падению.

Не архитектурное преобразование пространства, а здание как творение человеческих рук, попавшее в пространство, не идея универсальности, а живущий своей интенсивной жизнью организм, не город как еди­ный образ, воплощающий высшие божественные и че­ловеческие силы, а город как место жизни, в кото­ром религиозный опыт пересекается с ежедневным трудом. Неудивительно поэтому, что архитектурные и градостроительные идеи Борромини даже вне Италии были более распространены, чем идеи Бернини: дей­ствительно, если они и не выражают духовную власть церкви и государства, то интерпретируют и выражают духовные устремления индивидуума и общества.

Характер у Борромини был резкий, прямой и неисто­вый. В состоянии глубокого внутреннего кризиса он по­кончил с собой 3 августа 1667 года.

ЛУИ ЛЕВО (1612—1670)

Во-ле-Виконт, Коллеж четырех наций и вклад в со­здание Версаля поставили Лево в самый первый ряд мастеров архитектуры. Если искусство Мансара обра­щено во многом уже к следующему столетию, к но­вой эпохе развития архитектуры, то эффектные ар­хитектурные «мизансцены» Лево стали одним из не­посредственных истоков пышного «версальского сти­ля» последних десятилетий века. Не случайно имен­но творчество этого мастера обозначило начало ново­го и более тесного союза архитектуры с такими искус­ствами, как изобразительно-декоративное оформле­ние зданий и парковое искусство. Вокруг Лево сложи­лась группа художников разного профиля, которая воз­главлялась в одной своей части Лебреном, а в другой