Корпус охватывал три стороны стапельной площадки и верфи.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Реймерс в 1807 году говорил, упоминая о церкви Гат­чинского дворца и проекте перестройки здания Акаде­мии наук, что «во всех его проектах видно, что этот ху­дожник имел большой талант, он обладает знаниями и достигает высоты своего искусства». Это, пожалуй, наиболее интересная из всех характеристик Захаро­ва его почти современником. Уже в 1730-е годы Мей­ер в пояснительном тексте к его известному рукопис­ному атласу о застройке Петербурга, говоря о Галер­ном порте, подчеркивал, что «одно имя Захарова до­статочно для удостоверения, что в случае построения зданий Галерного порта по составленным им фасадам сие место сделалось бы одним из красивейших заве­дений столицы».

Все это так, но основным достижением его жизни является здание Главного адмиралтейства в Петер­бурге, которое перестраивалось, а вернее, строилось заново по его проекту. Захаров приступил к его проек­тированию и реконструкции с осени 1805 года. Здание Адмиралтейства Ивана Коробова, времен петровского строительства, к началу XIX века уже сильно обветша­ло, да и устарело по технологической, кораблестрои­тельной части.

Как можно предположить, Захаров сам как новый архитектор Адмиралтейства пришел к мысли о пере­стройке всех зданий Адмиралтейства. В основе про­екта перестройки Адмиралтейства Захаров оставил старый план Коробова. Корпус охватывал три сторо­ны стапельной площадки и верфи. Фортификационные рвы вокруг были засыпаны как ненужные, и на их ме­сте образовалась Адмиралтейская площадь. Все вро­де бы оставалось на месте, и при этом все неузнавае­мо изменилось. Все архитектурное оформление Заха­ров решил в монументальных, мощных и торжествен­ных образах русской классики.