Кирпичные своды в залах заседаний ничем не покрыты.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

В чем же кроется источник того большого влияния, которое оказало это здание? Секрет заключается в не­поколебимой последовательности, с которой Берлаге добивался «искренности» и чистоты своей архитекту­ры. Гранитные ступени лестницы лишь грубо обтесаны и сохраняют этот облик до сих пор. Кирпичные своды в залах заседаний ничем не покрыты. Железные балки каркаса подчеркнуты краской. Чистые белые швы кир­пичной кладки резко выделяются на неоштукатурен­ных стенах. Используемые таким образом материалы создают неожиданный декоративный эффект.

Берлаге сам указывает, что он пытался придать это­му зданию «качество, которое отличает старые мону­менты от современных зданий: спокойствие». Пойдя на самые скромные, неизбежные для того времени компромиссы, он придал стене, которая ранее либо ха­отически членилась, либо своевольно соединяла в се­бе разнородные элементы, вновь отвоеванное един­ство плоской поверхности. Вскоре не только в Голлан­дии, но и повсеместно стена как чистая поверхность стала исходным пунктом новых принципов в архитекту­ре. В Европе, где все предыдущее поколение архитек­торов придерживалось совсем другого направления, гладкая поверхность стены явилась откровением.

Сознательный аскетизм Берлаге, именовавшийся некоторыми его современниками «варварством», в со­четании с фанатичной приверженностью правде, кото­рую он отстаивал любой ценой, способствовали пре­вращению Амстердамской Фондовой биржи в здание, которое указало путь многим архитекторам. Он дал пример честной трактовки одной из проблем зодче­ства. Ни одно другое здание не соответствовало так полно требованию, которое предъявлялось к архитек­туре того времени, - требованию морали.