К 1819 году+++

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

К 1819 году Бове закончил проекты новых зданий, выходящих на Театральную площадь, и передал их для строительства Комиссии для строения. Здания на Театральной площади были спроектированы Бове та­ким образом, что они ограничивали ее пространство одинаковыми по облику фасадами, создавая прекрас­ный фон для величественного здания театра.

Строительство Большого театра было одной из са­мых значительных работ Бове, принесших ему извест­ность и славу. Как и многие другие крупные сооруже­ния того времени, оно явилось результатом ряда кон­курсов и коллективного труда зодчих.

В 1821 году московский генерал-губернатор утвер­дил присланный из Петербурга проект театра, создан­ный Андреем Михайловым, а на Бове была возложе­на доработка проекта и осуществление строительства. Как опытный строитель и тонкий мастер, Бове твор­чески подошел к присланному из Петербурга проек­ту: он уменьшил объем здания в соответствии с ре­альными условиями строительства, сделал проект бо­лее совершенным в конструкторском, эксплуатацион­ном и художественном отношении. В результате зда­ние стало более простым и выразительным, получи­ло больше удобств. Проект Бове был «высочайше» утвержден в Петербурге в ноябре 1821 года. В связи с этим московский генерал-губернатор писал, что «не­которые идеи профессора Михайлова немало способ­ствовали московскому архитектору Бове к составле­нию одобренного государем императором проекта те­атральному зданию».

Огромное здание театра высотой тридцать семь ме­тров господствовало над площадью и окружающей за­стройкой. Главный фасад его был решен в наиболее выразительных формах. Восьмиколонный ионический портик торжественно выделялся на фоне глухой по­верхности стен, лишенных проемов. Особый эффект фасаду придала гипсовая группа Аполлона на колес­нице над портиком. Зрительный зал партера и пя­ти ярусов вмещал около трех тысяч зрителей. «Пре­жде всего кинулись в глаза, - писали современники, - огромность и высота зала, пленяющая вместе с тем пропорцией всех частей, потом - богатство убранств, доказывающее изящный вкус и тонкое умение знать средину оного; наконец, легкость архитектуры лож и галерей, которые, казалось, держалися в воздухе без всяких поддержек». И еще: «Внутреннее украшение театра великолепно и со вкусом, но главным достоин­ством его есть то, что сцена видима со всех пунктов по­чти единообразно и даже с верхних мест, откуда везде редко можно хорошо видеть, здесь ничего не скрыто. Должно отдать справедливость Бове: при самом стро­гом исследовании увидите вы, что нет в сем театре ме­ста, которое бы не было обдумано, было неуместно и неудобно».