Императорский Рим стал источником художественного вдохновения.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Еще в 1814 году, вручая в Париже свой альбом Александру I, Монферран рассчитывал заинтересо­вать императора победившей державы установкой в России «триумфальной колонны, посвященной Всеоб­щему миру». Идея понравилась, но заказа на ее во­площение он не получил. После смерти Александра I, желая утвердить деяния предшественника, Николай I счел необходимым создать такой памятник.

Обдумывая архитектурное, пластическое решение монумента, Монферран в поисках возможных прототи­пов обратился к историческим аналогиям. Император­ский Рим стал источником художественного вдохнове­ния.

Из трех античных триумфальных колонн - Антонина и Траяна в Риме и Помпея в Александрии - его внима­ние привлекла колонна Траяна.

Считая колонну Траяна непревзойденным образцом по совершенству формы и внутренней гармонии, вме­сте с тем Монферран считал недопустимым полностью повторять античный образец, он хотел придать колон­не специфический характер.

Приняв решение оставить монумент гладким, без рельефных композиций, Монферран большое внима­ние уделил построению наиболее точной и правиль­ной формы стержня колонны. Соотношение верхнего и нижнего диаметров, очертания наружного контура, от­ношение основания к общей высоте - все это требова­ло самой тщательной проработки. Но самым главным был вопрос выбора кривой утонения стержня колонны.

Оценивая ее художественный эффект, Ламе писал: «Вид возвышающейся колонны, элегантно и прочно построенной, вызывает истинное удовольствие, сме­шанное с удивлением. Удовлетворенный глаз с любо­вью обозревает детали и отдыхает на целом. Особая причина ее эффекта - счастливый выбор меридиаль- ной кривой. Впечатление, которое производит вид но­вого сооружения, зависит столь же от возникающей у зрителя мысли о его прочности, как и от изящества