И от иностранных государств он имел ряд орденов.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Личными дружескими отношениями Монферран был связан с представителями художественных кругов Петербурга и с некоторыми представителями высшего столичного общества. С графом Потемкиным зодчий вел переписку, в которой часто обращался к графу за советом, благодарил за участие и помощь в делах, свя­занных со строительством собора.

В России его труд был замечен и вознагражден. За строительство Исаакиевского собора он получил чин действительного статского советника, 40 тысяч рублей серебром и украшенную бриллиантами золотую ме­даль на Андреевской ленте, за возведение Алексан­дровской колонны - орден Владимира III степени и 100 тысяч рублей серебром. И от иностранных государств он имел ряд орденов.

Понимая, что созданные им произведения принад­лежат России, он не отделял себя от страны, в которой прошла вся его творческая жизнь, хотя в некоторых высказываниях стремился подчеркнуть свою принад­лежность отечеству, оставленному ради осуществле­ния смелых замыслов.

Желание покоиться в Исаакиевском соборе возни­кло у Монферрана еще в 1828 году, когда он заложил в проект строительство капеллы, в которой хотел быть погребенным, и, следовательно, уже тогда он осозна­вал свою связь с Россией и не помышлял о возвраще­нии во Францию.

10 июля 1858 года зодчий скончался. По свидетель­ству лечившего его врача Ритара Рикара, смерть на­ступила от острого приступа ревматизма, случивше­гося после перенесенного воспаления легких. В Иса- акиевском соборе состоялась панихида по умершему строителю, гроб с телом обнесли вокруг здания. Отпе­вание происходило в католическом костеле Св. Екате­рины на Невском проспекте. Однако погребение в со­боре Александр II не разрешил. Вдова Монферрана увезла его тело в Париж, где могила зодчего вскоре за­терялась.