Эскизные проекты, представленные на конкурс, были схематичны, приблизительны.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Несмотря на относительно крупные размеры, «Мар­фа» производит удивительно домашнее, уютное впе­чатление. План храма напоминает старинный ключ: бородка повернута на запад, три закругленных лепест­ка ушка ориентированы на восток. Эти три полукру­глые апсиды и создают ощущение уюта, пряча от глаз основной объем сооружения, который завершен высо­ким крепким барабаном, увенчанным чуть заостренной сферой купола.

После Овруча и «Марфы» за Щусевым утвердилась слава первого русского архитектора. Знать охотилась за ним: всем хотелось иметь на своих землях хоть что- нибудь «в щусевском стиле».

В 1913 году по проекту Щусева был построен па­вильон на художественной выставке в Венеции, ар­хитектурная композиция которого была своеобразной интерпретацией национальной архитектуры XVII века. Современники отмечали, что формы старинной рус­ской архитектуры гармонично сочетались с живопис­ным пейзажем Италии.

К идее строительства нового здания Казанского вок­зала в Москве Алексей Викторович сначала отнесся почти безразлично. Эскизные проекты, представлен­ные на конкурс, были схематичны, приблизительны. Выбрав эскиз Щусева, правление тешило себя наде­ждой если удастся задеть архитектора за живое, заин­тересовать его самой идеей «ворот на Восток», то делу будет обеспечен успех. И оно не ошиблось. Профес­сиональное чутье, любовь к русской истории и архео­логии сослужили Щусеву великую службу - он нашел верную цветовую гамму «ворот на Восток». 29 октября 1911 года академика Щусева официально утвердили главным архитектором строительства нового здания Казанского вокзала в Москве. На строительство пра­вление дороги выделило баснословную сумму - три миллиона золотых рублей. Но только к концу августа