Дом на Никольской не был построен.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

В конце 1780-х годов Кваренги участвовал в неболь­шом закрытом конкурсе, объявленном графом Н.П. Шереметевым. Дом на Никольской не был построен. Граф решил ограничиться перестройкой своей заго­родной резиденции в Останкино. Для участия в этой работе он пригласил несколько зодчих, в том числе и Кваренги. Проектирование домашнего театра Шере­метева было особенно приятно для Кваренги, потому что он был лично знаком с П.И. Ковалевой-Жемчуго­вой, ведущей актрисой этой группы, в прошлом кре­постной, а затем женой графа Шереметева.

Процесс проектирования знаменитого Александров­ского дворца и поисков его окончательного решения занял у Кваренги всего лишь один год, так как уже 5 августа 1792 года были начаты торги на постройку.

Невозможность из-за местности, отведенной для дворца, получить необходимый фронт для раскрытой композиции заставила Кваренги отказаться от созда­ния широкого пространственного ансамбля. Служеб­ный кухонный П-образный корпус он разместил асим­метрично, ближе к улице со стороны бокового фасада, вне композиционной связи с дворцом.

Александровский дворец - свободно стоящее в пар­ке открытое сооружение, композиционно единое с ре­гулярной частью Нового сада, - предстал как антите­за замкнутому ансамблю Екатерининского дворца Ра­стрелли. Ансамбли Екатерининского и Александров­ского дворцов стали ярким воплощением двух архитек­турных мировоззрений: барокко - с замкнутыми ансам­блями и классицизма - с открытыми ансамблями, фор­мирующими окружающее пространство.

Как писал сам Кваренги, в его творчество часто вме­шивалась Екатерина II: «Ее величество иногда берет на себя труд набрасывать мне свои замыслы и соб­ственноручные эскизы и желает при этом, чтобы я имел полную свободу и возможность привлекать к ра­боте всех тех художников, которые мне нужны как ис­полнители». Такое вмешательство ставило зодчего по­рой в затруднительное положение, однако его непре­рекаемый авторитет, завоеванный им у императрицы трудолюбием и блестящим воплощением всех ее тре­бований и собственных замыслов, позволял ему обхо­дить острые углы и вводить в правильные архитектур­ные рамки все даваемые ему предначертания. Кварен­ги сумел сохранить высокий авторитет и у преемника царицы Павла I, а затем и у императора Александра I, чему немало способствовало успешное завершение нового дворца в Царском Селе.