Он долго не приступал к работе.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Вот Александринский театр - с шестиколонной лоджией коринфского ордера, со статуями в нишах, с театральными масками по всему фризу, со Славой на аттике и мощной, вздыбленной «квадригой» - четырь­мя конями бога искусства - Аполлона (1827—1832).

Вот за театром Театральная улица, названная те­перь улица Росси, с построенными по обе стороны ее одинаковыми домами. Они украшены аркадами по первому этажу и дорическими колоннадами по второ­му.

Все просто, ритмично и торжественно. Улица Рос­си выводит на площадь Ломоносова, которая являет­ся как бы архитектурным заключением всего замысла. Центральный фасад на площади решен в виде трех­пролетной аркады, украшенной на втором этаже сдво­енными дорическими колоннами. Два пролета в пер­вом этаже оставлены сквозными, открытыми для про­езда на Садовую улицу (1824—1832).

Строительство ансамбля Александринского театра было своего рода торжеством творчества Росси.

В это же время он участвовал в конкурсе по проекту здания Сената.

Карл Иванович был занят сверх меры, ему было и некогда и трудно сосредоточиться на новой задаче. Он долго не приступал к работе. Наконец, был предста­влен и его проект. И опять в отличие от всех остальных архитекторов Росси решал задачу не узко, а широко, как архитектурное оформление Петровской площади с памятником Петру Первому Фальконе и Адмиралтей­ством Захарова.

Был принят проект Росси. Он создал фасад Сена­та и Синода с сильно выступающими пилонами. Этим приемом он рассчитывал дать богатство света и теней на фасаде. Все здание, украшенное такими пилона­ми, особенно в центральной части по сторонам арки и на закругленном углу по набережной, получило торже­ственность и строгость, отвечающие назначению выс­ших правительственных учреждений (1829).