Давление, оказываемое декоративным искусством, возрастает. | Мастер фасадов

Давление, оказываемое декоративным искусством, возрастает.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Оказав большое влияние на становление рациона­листической архитектуры, Берлаге вместе с тем не примкнул к какому-либо из новых направлений. Функ­ционализм он отрицал из-за его рассудочности и от­сутствия эмоций. Берлаге был слишком сильно связан своей приверженностью к ремесленному труду и тра­диционным методам организации пространства.

В 1905 году он опубликовал в Лейпциге книгу «Раз­мышления о стиле».

Берлаге никогда не занимался преподаванием, но читал много эпизодических лекций, имевших широ­кий резонанс. Особенную известность получил цикл лекций, прочитанных в Цюрихе в 1907—1908 годах («Основы и развитие архитектуры»), где он впервые упоминает о «вещественности», понятии, которое бы­ло принято как одно из основных немецкими привер­женцами рационалистической архитектуры. Текст этих лекций был издан в 1908 году в Берлине.

Берлаге с оптимизмом смотрел на будущее архитек­туры.

«.И сейчас уже можно заметить - и это является обнадеживающим признаком, - что архитектура вновь обретает главенствующую роль в искусстве и привле­кает на свою сторону живопись и скульптуру, чтобы приступить к новому строительству.

.Давление, оказываемое декоративным искус­ством, возрастает. Одновременно с этим и скульптура вновь переходит на службу к архитектуре. А сама архи­тектура - эта великая наставница всех искусств - под­нимается из трясины безжизненной условности, с од­ной стороны, и субъективизма, с другой. Она, прежде всего, стремится выпутаться из порожденной промы­шленностью неразберихи, от которой она пострадала больше всех других искусств».

«Берлаге был человеком большой серьезности, - писал об архитекторе Мис ван дер Роэ, - человеком, который не принимал ничего фальшивого и который го­ворил: ничто не может быть построено, если не имеет ясного конструктивного замысла. Берлаге точно испол­нял это. И делал в такой степени, что его лучшее зда­ние в Амстердаме, Биржа, имеет средневековый ха­рактер, не будучи средневековой. Он использовал кир­пич так, как это делали люди средневековья. Здесь у меня родилась идея ясной конструкции. Мы можем говорить об этом просто, но сделать это - совсем не просто. Это очень трудно - придерживаться основной конструкции и показать ее в сооружении».