Архитектура сегодня и здесь!

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

Пример отношения Гоффа к проблемам заказчика

-    дом Прайса, который строился в несколько этапов. «Гофф приступил к строительству моего дома, - сви­детельствует Дж. Прайс, - как если бы это был первый из сооружаемых на земле домов». В соответствии с изменением общественного статуса и семейного поло­жения заказчика, его интересов дом приобретал вид то дома - убежища холостяка, то дома - музея японско­го искусства, то дома семейного человека. Прайс хо­тел, чтобы в его доме была атмосфера непринужден­ности, свободы от условностей, в частности, он хотел, чтобы его гости сидели на полу. Это потребовало осо­бых архитектурно-дизайнерских решений, пол был по­крыт мягким ковром с пенопластовой прокладкой; сте­ны сделаны наклонными и тоже покрыты ковром; ковер «взобрался» и на потолок, затемняя источники света, делая освещение мягким, рассеянным.

Не увековечивание незыблемых, представляющих­ся вечными ценностей, не архитектура, которая обла­гораживает и возвеличивает, а архитектура на дан­ный момент, к случаю, к месту. Архитектура сегодня и здесь! Доведенная до крайности, органическая архи­тектура становится так называемой архитектурой адх- окизма. Гофф - «классик адхокизма». Он работал на совершенно конкретный заказ с тем, что под рукой, ис­пользуя материалы «как они есть», соединяя вместе самые различные элементы со специальной целью со­здания нового образа.

«Пепельница» (уже упоминавшийся дом семьи Хайд) может иметь двоякое истолкование. Во-первых, это акт переосмысления, обращение столь малопо­чтенного, как предмет для мусора, в обиталище, место для жилья и в то же время нарочитый, сознательный кич: среди аккуратных, прилизанных особняков в «ко­лониальном стиле» нахально торчит «вулвортовская пепельница».