Анны за работы в Зимнем дворце, Св.

100 великих архитекторов - Д. К. Самин

В конце 1840-х годов Константин Андреевич был удостоен звания профессора I степени Академии ху­дожеств, стал действительным статским советником. В 1844 году он получил дворянское звание, право на которое давали заслуженные им ордена Св. Анны (за работы в Зимнем дворце), Св. Станислава (за иконо­стас Казанского собора), Св. Владимира (по случаю за­кладки храма Христа Спасителя). Ему были положены 1000 рублей жалованья в год как профессору акаде­мии, 1500 рублей в год «арендных», что давало воз­можность снимать дачу в Лесном.

Константин Андреевич был женат на Елене Иванов­не Берг, происходившей из московской купеческой се­мьи. Их сын Константин, родившийся в 1842 году (до брака), был зарегистрирован как «звенигородский ку­пец». Официально Тон усыновил Константина в 1858 году, когда мальчик поступил в Академию художеств. Надеждам увидеть сына архитектором, наследником своего дела не суждено было сбыться: тяжелая бо­лезнь привела юношу к слепоте. Тон отправил его за границу для лечения, но это не дало результатов.

В конце 1840-х годов архитектор встретил красави­цу Амалию Фредерику Барклай, шотландку по проис­хождению. Четверо детей, родившихся от этого союза (Оттилия, Павел, Надежда и Елизавета), носили фами­лию друга Тона, Ефима Гука, который согласился дать официальный статус этой семье.

Из немногих частных писем Тона, найденных в офи­циальных архивах, и из отзывов о нем возникает образ человека добродушного, склонного к юмору, охотно бе­рущего на себя чужие заботы и хлопоты. «Будьте ему полезны - делать добро отрадно, - пишет он Н.А. Ра­мазанову, ходатайствуя об устройстве на службу в Мо­сковское училище живописи, ваяния и зодчества ху­дожника Серебрякова, - человека. который видел много горя».