Зимний сад был освещен, но местами листья+++

АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X IX ВЕКА - А.Л.Пунин

Со двора крыльцо вело в оранжерею — зимний сад, за ним следовала диванная; легкая арка отделяла ее от столовой, к которой сбоку примыкала небольшая го­стиная. К сожалению, впоследствии все это было пере­строено и уничтожено, но красочное описание парадных комнат дома, приведенное в дневнике дочери архитек-

тора Елены Андреевны Штакеншнейдер, позволяет мыс­ленно воссоздать их былой облик.

«Подъезд был с Мойки. Входили через зимний сад, и эффект был совсем очаровательный. Зимний сад был освещен, но местами листья бананов бросали гигант­скую тень, и эта тень была какая-то таинственная, и таинственен казался шум падающих капель... Самая атмосфера нашего сада, какая-то особенная, приятно­теплая и растворенная запахом растений, имеет, для меня по крайней мере, неотразимую прелесть. Из сада входили в нашу любимую комнату, названную почему- то диванной; в ней всего два дивана, а то все стулья. Здесь прямо против широких дверей сада стоит театр, окаймленный легкой, грациозной аркой — предметом восхищения всех, и художников, и не художников»24.

В связи с болезнью А. И. Штакеншнейдера, обо­стрившейся в начале 1860-х годов, семья вынуждена была продать дом на Миллионной улице. Здание было перестроено в доходный дом, на месте зимнего сада был возведен многоэтажный флигель. В 1898 году был надстроен четвертым этажом корпус со стороны Мил­лионной улицы.

Дачи в окрестностях Петербурга. В первой половине XIX века стало разворачиваться строительство дач в окрестностях Петербурга и в его ближайших пригоро­дах — Царском Селе, Павловске, Петергофе, Стрельне и др. В архитектуре дач — в отличие от городских особ­няков — требования внешней импозантности станови­лись менее существенными, зато особое значение приобрели требования иного порядка — связанные с функциональностью, комфортом, уютом, экономично­стью построек. Они своеобразно переплетались с новы­ми художественными задачами, порожденными роман­тическими тенденциями. Все это в совокупности стиму­лировало отход от традиционных методов проектирова­ния, выработанных классицизмом, и поиски новых объ­емно-планировочных решений и новых средств эстети­ческой выразительности. Формирующаяся во второй четверти XIX века новая методика проектирования дач и коттеджей, с одной стороны, и присущее зарождаю­щейся эклектике обращение к наследию «всех стилей», с другой, порождали исключительное разнообразие по­строек. А творческие установки архитекторов и лич­ные вкусы и требования владельцев усугубляли этот процесс.