Здание Штаба гвардейского+++

АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X IX ВЕКА - А.Л.Пунин

Здание Штаба гвардейского корпуса и Служебный дом Мраморного дворца — это уже последние прояв­ления уходящего классицизма. Обе постройки ор­ганично вписаны в окружающую среду центра Петер­бурга, но их детали, в трактовке которых ощущается дробность и сухость, и присущий облику этих зданий оттенок официальной холодности свидетельствуют о несо­мненном ослаблении творческой потенции классицизма.

Не порывая с классицистическими традициями и в нужных случаях умело используя их, Брюллов в то же время обращается и к иным стилям.

Построенная им в 1830-х годах церковь в Парголове (см. с. 34) — одно из наиболее совершенных проявлений романтической неоготики.

К мотивам архитектуры западного средневековья А. П. Брюллов обратился и при проектировании лютеран­ской кирхи Святого Петра на Невском проспекте. Заказ­чик — петербургская лютеранская община — признал проект Брюллова лучшим среди других конкурсных про­ектов (в конкурсе участвовало еще четыре архитектора).

Лютеранская церковь Святого Петра. Архитектор А. П. Брюллов, 1833—1838 гг. Фотография начала XX в.

Церковь была построена в 1833—1838 годах. Жилые до­ма рядом с ней (Невский проспект, 22 и 24) были постро­ены в 1830—1831 годах, архитектором Г.-Р. Цолликофе- ром (в 1910—1911 годах эти ранее трехэтажные дома бы­ли надстроены еще двумя этажами, с сохранением пре­жнего характера отделки фасадов).

В композиции кирхи Святого Петра Брюллов исполь­зовал некоторые мотивы архитектуры романского стиля, господствовавшего в странах Западной Европы в X—XII веках, сочетая их с приемами русского классицизма.

Высокие башни, фланкирующие главный фасад, арочные окна и так называемый перспективный портал, оформленный концентрическими арочками, покрытыми резьбой и опирающимися на пучки тонких колонн,— все эти мотивы, несомненно, навеяны постройками романско­го стиля, в частности того его варианта, который сложил­ся в Северной Франции, в Нормандии. В этом убеждает сопоставление главного фасада брюлловской постройки, например, с западным фасадом церкви Святой Троицы в Кане. Очевидно, и заказчики, и сам архитектор считали, что черты средневековья в облике кирхи больше отвечают назначению здания иноверческой церкви, придают его облику тот романтический оттенок, который импонировал новым художественным вкусам петербуржцев 1830-х го­дов.