Рассмотренный нами выше см.

АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X IX ВЕКА - А.Л.Пунин

Рассмотренный нами выше (см. с. 70, 71) император­ский Коттедж в Александрии (на территории Петер­гофа) явился одной из первых построек, открывших но­вый этап не только в истории проектирования дач, но и в эволюции всей русской архитектуры в целом. В 1830-х годах, по мере все более решительного преодо­ления канонов классицизма, новаторские тенденции в архитектуре дач и коттеджей стали проявляться все более активно.

Это можно очень наглядно проиллюстрировать твор­чеством архитектора А. П. Брюллова.

В конце 1830—начале 1840-х годов А. П. Брюллов спроектировал для Павловска целый ряд дач с «разно­образными, легкого и приятного вида» фасадами. В их композиции он широко и смело вводил многочисленные балконы, лоджии, эркеры, веранды, широкие, большие окна, добиваясь того, что внутреннее пространство до­ма как бы раскрывалось навстречу окружающей при­роде, навстречу свету и воздуху.

В конце 1830-х годов он построил в Павловске, не­подалеку от Славянки, деревянные дачи для себя и для своего брата — живописца Карла Брюллова25. Оба здания получили свободную, асимметричную плани­ровку. Такое решение было продиктовано принципом функциональной целесообразности:                     оно позволило до­

биться оптимальной ориентации и взаимосвязи комнат. Асимметрия плана не завуалирована, а напротив — под­черкнута живописной компоновкой архитектурных объ­емов. Террасы, эркеры, балконы сделали дачи очень удобными и комфортабельными, усилили их взаимо­связь с ландшафтом, пластически обогатили их компо­зицию.

Архитектурный облик каждой из этих построек ор­ганично отвечает их функции загородной дачи: в них уже нет той «претензии смахивать на храм», которая нередко ощущалась в усадебных постройках и виллах позднего классицизма — например, в облике дома Стру- кова в Петергофе, построенного архитектором В. Ф. Фе­досеевым в 1827—1828 годах (Красный проспект, 11,— улица Аврова, 4). Дачи, построенные Брюлловым, бы­ли уютны и удобны внутри, их назначение отчетливо читается в их реалистических архитектурных образах. А высокая кирпичная башня-бельведер собственной дачи А. П. Брюллова была не только данью романти­ческой моде на старину: она служила наблюдательной