Гребенкой улица Желябова, 1 и Е.

АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X IX ВЕКА - А.Л.Пунин

Несколько бывших доходных домов, построенных в се­редине XIX века на Большой Конюшенной улице (ныне улица Желябова), сохранили свой внешний облик и сло­жившуюся тогда структуру застройки участков.

Примыкающая к Конюшенному переулку северо-вос­точная оконечность квартала, лежащего между этой ули­цей и набережной Мойки, в середине XIX века целиком принадлежала преуспевающему дельцу, коммерции совет­нику И. А. Жадимировскому. Он был владельцем несколь­ких участков: ныне дом № 1 по улице Желябова и дома № 6 и 8 по набережной Мойки. Ему же принадлежал и участок, протянувшийся от улицы Желябова (дом № 7) до Мойки (дом № 16). Дома на этих участках были по­строены в 1840-х годах архитекторами Н. П. Гребенкой (улица Желябова, 1) и Е. И. Диммертом.

Церковь не отставала от мирян в извлечении прибылей, которые приносили доходные дома. Участок на Большой Конюшенной улице, примыкающий к Шведскому переулку, принадлежал финской евангелической лютеранской цер­кви Святой Марии. Рядом со зданием, возведенным в на­чале XIX века, в 1842—1843 годах архитектор Г. А. Боссе построил два жилых дома с одинаковыми фасадами (дома № 6 и 8), а через несколько лет он же возвел угловое жи­лое здание (дом №4). Участок у начала Малой Коню­шенной улицы, примыкающий к Шведскому переулку, при­надлежал шведской церкви Святой Екатерины. В первой половине 1860-х годов архитектор К. К. Андерсон возвел здание церкви в ложнороманском стиле, а на углу — до­ходный жилой дом.

Выше отмечалось как одна из характерных демогра­фических особенностей Петербурга то, что нередко даже в одном и том же доме, но в разных его частях снимали жи­лые помещения представители различных классов и соци­альных групп населения. Однако их соотношение в отдель­ных частях города оказывалось разным: на центральных фешенебельных улицах даже плохие квартиры стоили до­рого. По мере удаления от центра квартирная плата сни­жалась и соответственно увеличивалось число квартиро­съемщиков из «средних классов» и малоимущих жителей. А вдоль Екатерининского канала и особенно в районе Сен­ной площади многие доходные дома представляли собой настоящие трущобы.