А Гоголь между тем+++

АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X IX ВЕКА - А.Л.Пунин

А Гоголь между тем сетовал, что «колонны и купол, больше всего прельстившие нас, начали приставлять к зданию без всякой мысли и во всяком месте...».

И далее снова:

«Неужели все то, что встречается в природе, должно быть непременно только колонна, купол и арка? Сколько еще других образов нами не тронуто!»

В классицизме Гоголь видел лишь моду на «аттиче­скую простоту», он негодовал на то, что «всем строениям городским стали давать совершенно плоскую, простую форму», что дома «старались делать как можно более по­хожими один на другого».

«И этою архитектурою,— писал Гоголь о построй­ках классицизма,— мы еще недавно тщеславились, как совершенством вкуса, и настроили целые города в ее духе!.. »

В своем негативном отношении к классицизму Го­голь был отнюдь не одинок. Его современник Н. В. Ку­кольник в статье, опубликованной в 1840 году в «Худо­жественной газете», писал: «Теперь видим целые улицы в четыре этажа. Неужели это не украсило Петербурга? Напротив. Глазам стало так скучно, так грустно в этом однообразном, каменном лабиринте...»15

Доходные дома И. А. Жадимировского на набережной Мойки, № 6 и № 8.

Архитектор Е. И. Диммерт, 1842—1844 гг.

Фотография автора.

Кукольник и Гоголь — писатели, занимавшие доста­точно разные идейные позиции в литературном твор­честве. Тем не менее они оказались единодушны в кри­тической, негативной оценке архитектуры позднего классицизма, и это весьма показательно: разочарование

в. классицизме приобрело в 1830-х годах почти всеоб­щий характер, охватив широкие круги русских интел­лигентов, независимо от их идейно-политических воз­зрений.

Действительно, многолетнее и многократное пов­торение на фасадах зданий одних и тех же архитектур­ных мотивов, которыми оперировал классицизм, стало в конце концов вызывать у современников негативное отношение не только к художественной нормативности классицизма, но и к его стилевым канонам. Возникло ощущение своего рода «эмоциональной недостаточ­ности» архитектуры классицизма — оно усугублялось и плоским рельефом Петербурга, и геометризмом его уличной сети, и тем, что дома ставили вплотную друг к другу, без разрывов и отступов в глубину, образуя монотонный ряд почти идентичных фасадов.