Это теперь ходячая истина.

АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X IX ВЕКА - А.Л.Пунин

Один из его учеников в некрологе Брюллова, напеча­танном в журнале «Зодчий» в 1877 году, писал: «Покой­ный никогда не был «классиком» в тогдашнем смысле этого слова. Проникнувшись античными образцами, сво­бодно владея всеми стилями, он не нагромождал их там, где они были не нужны. Постройка, по его мнению, дол­жна прежде всего удовлетворять своему назначению, быть осмысленно распланирована, а затем облечена в красивую, но непременно рациональную форму. Это те­перь — ходячая истина. В 30-х же годах, когда каждое казенное здание неминуемо строилось с колоннадами и фронтонами, когда каждый помещичий дом имел неиз­бежный бельведер и претензию смахивать на храм — это было нечто смелое, новое. В этом направлении ска­залось его влияние на подрастающие поколения моло­дых русских архитекторов. «Архитектура есть прежде всего искусство распределять и комбинировать простран­ство»,— говаривал он. Когда ученик, показывая ему свой проект, в котором очень часто, не выработав плана, при­искивал симметричный фасад или фантастический си­луэт, Брюллов требовал от него плана и разреза, говоря: „В плане мы ходим, в разрезе дышим и живем"»21.

В своей практической деятельности Брюллов следовал своим творческим принципам — это ярко проявилось в таких его произведениях, как здание Пулковской обсер­ватории, Александрийская больница, дачи в Павловске (см. с. 167—168, 158—159, 238—239), в которых «искус­ство распределять и комбинировать пространство» про­явилось в полной мере и позволило создать постройки, очень совершенные в функциональном отношении и обла­дающие реалистическими и выразительными архитектур­ными образами.

Первое систематическое научное изложение новой творческой концепции «рациональной архитектуры» дал видный петербургский архитектор-педагог середины XIX века инженер Аполлинарий Каэтанович Красовский (1816—1875).