Эти колонны в натуре не сохранились, так как+++

АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X IX ВЕКА - А.Л.Пунин

В первой четверти XIX века передовые западноевро­пейские архитекторы Джон Нэш, Карл Шинкель и дру­гие стали все смелее использовать тонкие чугунные ко­лонны в интерьерах дворцовых помещений, при этом в их тонких, стройных очертаниях высокая прочность чугу­на выявлялась со всей откровенностью.

Первым в России зданием общественного назначе­ния, в котором были применены внутренние несущие чу­гунные колонны, образующие подобие ярусного каркаса, было уже упоминавшееся здание кирхи Святого Петра на Невском проспекте, построенное в 1833—1838 годах архитектором А. П. Брюлловым. Церковь была перекры­та кирпичными сводами, опирающимися на кирпичные столбы. В ее боковых пролетах (нефах) были устроены боковые трехъярусные балконы — так называемые эмпо- ры, которые поддерживались тонкими чугунными колон­нами — по две колонны в пролете между кирпичными столбами. Эти колонны в натуре не сохранились, так как интерьер церкви впоследствии был переделан. Но они хо­рошо видны и на проектном чертеже (он был утвержден в июле 1833 года) , изображающем продольный разрез здания, и на рисунке ее интерьера, исполненном в начале 1840-х годов.

Колонны и опирающиеся на них балки образовали пространственную систему, которую можно рассматри­вать как прототип многоярусного каркаса. Новаторское конструктивное решение боковых эмпор, стройные очер­тания чугунных колонн внесли в интерьер здания совер­шенно новые черты, не свойственные старым историчес­ким стилям, но зато правдиво отражающие технические особенности металла.

Эти примеры свидетельствовали о том, что металли­ческая каркасно-стеновая система, родившаяся в про­мышленной архитектуре и быстро доказавшая свою ра­циональность, стала проникать и в гражданскую архи­тектуру, активно вмешиваясь в процесс формирования новых художественно-стилистических закономерностей в тот период, когда классицизм стал вытесняться эклекти­кой. И хотя число таких построек поначалу было неве­лико, тем не менее их место в истории архитектуры ока­залось весьма значительным: они стали своего рода ве­хами на пути формирования того нового —«железного» стиля, который в конце XIX— начале XX века во многом определил,характер архитектуры и ее стилистику.