Автором проекта был, вероятно, архитектор Н.

АРХИТЕКТУРА ПЕТЕРБУРГА СЕРЕДИНЫ X IX ВЕКА - А.Л.Пунин

была прочной, огнестойкой и долговечной. Покрытие бы­ло выполнено из чугунных стропильных ферм (позднее, в 1840-х годах, они были заменены железными).

Конструкция новых корпусов Александровской ману­фактуры послужила образцом для целого ряда фабрич­ных зданий, возведенных в Петербурге в 1830-х годах. В их числе — пятиэтажные корпуса Бумагопрядильной фабрики барона Штиглица на левом берегу Невы, по­строенные в 1833—1834 годах. Автором проекта был, ве­роятно, архитектор Н. Я. Анисимов, подпись которого («служащий при Александровской мануфактуре в дол­жности архитектора коллежский асессор Анисимов») имеется на чертежах генеральных планов . Эти корпуса не сохранились: во второй половине 1890-х годов их ра­зобрали и на их месте возвели новый, более крупный кор­пус, который и сейчас возвышается на набережной Невы, на территории Прядильно-ниточного комбината имени

С. М. Кирова.

В 1835 году в нижнем течении Обводного канала, на его правом берегу, была основана «Российская бумаго­прядильная мануфактура» (ныне фабрика «Веретено» — набережная Обводного канала, 223—225). В 1836—1837 годах возвели главное здание — пятиэтажное, с наруж­ными кирпичными стенами и внутренним металлическим каркасом. Чугунные колонны для каркаса изготовлял за­вод Ч. Берда. Проекты здания и оборудования, заказан­ные в Англии, затем были переработаны петербургским инженером А. Я- Вильсоном (он был одним из совладель­цев предприятия) и мастерами, руководившими построй­кой здания,— П. А. Берри и В. Я. Буском1'®. Общее руко­водство строительными работами осуществлял архитек­тор Н. Я- Анисимов.

Небольшие по размерам и традиционные по конструк­ции административные здания, располагавшиеся по «красным линиям» застройки набережных, имели тради­ционные классицистические фасады. Но в оформлении фасадов многоэтажных производственных корпусов начи­ная с 1830-х годов классицистические мотивы исчезают. В «Своде уставов строительных» 1836 года прямо указы­валось, что «строения заводские и фабричные не подле­жат никаким правилам относительно фасадов, высоты крыши и других архитектурных наружных правильнос­тей». Облик производственных зданий стал определяться не канонами классицизма, а структурой зданий, их ин­женерными и функциональными особенностями. В част­ности, ритм равномерно размещенных одинаковых окон отражал структуру внутренних каркасов, шаг чугунных несущих колонн, расставленных на равных расстояниях. Еще более специфический облик имели разнообразные производственные сооружения специального назначения: газгольдеры, дымовые трубы и т. п. Так стала зарождаться особая разновидность архитектуры — промышленная ар­хитектура, которой суждено было в дальнейшем сыграть очень важную роль в общем процессе становления и раз­вития новых архитектурных принципов, новых конструк­ций и форм.